?

Log in

Сообщество русскоговорящих Евреев's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 14 most recent journal entries recorded in Сообщество русскоговорящих Евреев's LiveJournal:

Tuesday, February 22nd, 2011
1:05 pm
[sadha]
Еврейский вопрос - не можем разобраться
 Уважаемые друзья, пишу в еврейское сообщество потому, что у меня в журнале возникло обсуждение одной важной еврейской темы, вернее, иудейской, но к единому мнению мы так и не пришли. Может быть, вы поможете? Спасибо. Ссылка тут. 
Tuesday, January 11th, 2011
11:15 am
[fobosanddeimos]
Синагога в Гродно needs help
Гродно — прекрасный город. В нем много памятников культурного наследия, в том числе церкви, соборы, костелы. Они неплохо сохранились и радуют глаз прихожан и туристов. На этом фоне особенно больно смотреть на городскую синагогу. Община, практически уничтоженная нацистскими зверствами, фактически лишена своего главного культурного центра. А ведь Гродно когда-то было крупным еврейским центром Восточной Европы! И даже то, что осталось от городской синагоги, не дает оснований сомневаться — рядом пропадает Исторический памятник. 

Вот так выглядит Большая хоральная синагога Гродно сегодня

Tuesday, December 21st, 2010
1:36 pm
[svintusoid]
Гражданский митинг «Москва для всех!» на Пушкинской площади



В воскресенье 
26 декабря 2010 в 12:00 на Пушкинской площади состоится гражданский митинг «Москва для всех!», одним из организаторов которого выступил писатель Виктор Шендерович. К сегодняшнему дню митинг поддержали и собираются в нем участвовать актеры Евгений Миронов и Чулпан Хаматова, писатель Дмитрий Быков, главный редактор «Новой Газеты» Дмитрий Муратов, главный редактор журнала «Континент» Игорь Виноградов, журналист Сергей Пархоменко, музыкант Алексей Кортнев, гражданский активист Евгения Чирикова, поэт Сергей Гандлевский, кинорежиссёр Павел Бардин, актер Игорь Ясулович, искусствовед Андрей Ерофеев, театральные режиссёры Кама Гинкас, Генриетта Яновская, Владимир Мирзоев и Иосиф Райхельгауз.

Призыв Виктора Шендеровича был опубликован в его «Живом журнале» в четверг 16 декабря. «То, что произошло и продолжает происходить на московских улицах, заставляет бить во все немногие колокола, которые есть в нашем распоряжении», - говорит писатель о погроме на Манежной площади 11 декабря и событиях на площади Киевского вокзал четыре дня спустя.

Read more...Collapse )

Нас много. Иногда это стоит продемонстрировать».

 

ВСЕ, КТО НЕ ХОЧЕТ ЖИТЬ В ТАКОЙ РОССИИ, 

ПРИХОДИТЕ НА ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ МИТИНГ «МОСКВА ДЛЯ ВСЕХ!» - 

26 ДЕКАБРЯ 2010 ГОДА, В 12:00, НА ПУШКИНСКОЙ ПЛОЩАДИ

МИТИНГ СОГЛАСОВАН С МЭРИЕЙ



Баннер большой: <a href="http://shender.ru/paper/text/?.file=410"><img width="468" height="60" alt="98.04 КБ" src="http://www.ljplus.ru/img4/a/r/art_chapaev/Baner_imena_final.gif" /></a>

Баннер поменьше: <a href="http://shender.ru/paper/text/?.file=410"><img width="150" height="80" alt="35.66 КБ" src="http://www.ljplus.ru/img4/a/r/art_chapaev/Baner_imena_final_small.gif" /></a>
Tuesday, November 2nd, 2010
12:35 pm
[enneagon_p]
 Книга о Книге.

   До начала Нового времени, когда Евреи вырвались из гетто и оккупировали первые линии фронта всех мыслимых сфер жизни — науки, искусства, политики, — евреи подарили миру только одну Книгу. И именно эта Книга явилась фундаментом новой великой цивилизации, в которой мы обретаемся и плоды которой пожинаем. Но Книга не только стала предсердием европейской культуры, а выполнила и иную роль: одна из разгадок тайны еврейства — в Книге, которая сохранила евреев как народ. Той Книге, которая носит многозначное название «Тора» и в самом широком смысле вмещает в себя Учение — священное знание, полученное от самого Всевышнего на горе Синай.

  Два преданных своему народу еврея, прямой и честный Шимон из Бейт-Цайды и хитроумный изворотливый Йоханан (евангельские Петр из Вифсаиды и Иоанн — любимый ученик Иисуса), отчаявшись найти рецепт спасения Книги (а значит, и своего народа), сочиняют сценарий всемирно-исторической драмы, который только остается воплотить в жизнь. Они придумывают новую религию для язычников, заполняя ее подходящими историческими сюжетами, сказками, анекдотами, конфликтами, пророчествами, поступками, но соблюдая строжайшее условие: все содержание новой религии должно нанизываться на Книгу, отталкиваться от Книги, спорить с Книгой — но не уйти от нее. Пусть для идолопоклонников Книга станет идолом — и это гарантирует Ей жизнь. Был необходим главный герой, который претерпит мученическую смерть. Связанная с ним мифологема и станет сердцевиной новой религии.

   Этот роман, состоящий из пяти книг - глав, многослойный, и события в древней Иудее вплетены в круговерть современной жизни с ее неординарными героями.  Главный герой четвёртой книги Бар-Раббан (евангельский Варрава — тот самый, которого, согласно евангельскому рассказу, по просьбе толпы Пилат помиловал вместо Иисуса), от лица которого ведется повествование. Читатель подчиняется бешеному ритму и увлекательнейшей детективной интриге поисков медного свитка, на котором Бар-Раббан) записал свою настоящую историю и потом закопал его в пещере. Перед нами проходит череда наших современников, с их страстями и духовными поисками, верностью и предательством, любовью и болью. Мы прикасаемся к трагическим страницам российской истории, уносимся стремительным потоком петербургского наводнения и гибнем под камнепадами израильской пустыни.

Полный текст

 Так Игорь Губерман, известный поэт и писатель отзывается об этом романе и о его авт 

http://enneagon.ru/ru/essay/28

Ещё один лестный отзыв   о «Книге» от Екатерины Вильмонт:

http://enneagon.ru/ru/essay/29

 
Thursday, August 12th, 2010
11:50 am
[israel_support]
Поддержи Израиль!
Дорогие друзья! Мы призываем вас принять участие в акции "Поддержи Израиль". Скажи свое слово миру! Отмечайтесь на сайте http://israelsupport.ru ! Подробности акции - на сайте.
Просим активного репоста!
Sunday, December 27th, 2009
4:40 pm
[uusge]
Перевод
Здравствуйте, подскажите пожалуйста что здесь написано.
Кто-то взломал акк на одноклассниках и поставил такой статус.



Спасибо.
Tuesday, December 1st, 2009
4:35 pm
[loani]
13 декабря в 18:00 - побьем Гиннесса!
Гилель России приглашает всех желающих отпраздновать первую Гиннесс-Хануку в России!

На ханукальной вечеринке Гилеля, которая состоится 13 декабря, в воскресенье, в 18:00, участники вместе с нами побьют официальный рекорд по зажиганию ханукальных свечей для Книги Рекордов Гиннесса. Мы собираем максимальное количество людей, которые одновременно зажгут свечи на ханукальных светильниках, отметив тем самым светлый праздник Хануки.

ПодробностиCollapse )
Saturday, October 31st, 2009
3:34 pm
[nadovsem]
Немцы, фашизм и евреи

    Елена Наймарк: "Немецкие психологи провели исследование, доказывающее психологическую базу антисемитизма в современном мире. В его основе лежит механизм психологической защиты, который включается при появлении чувства вины... Казалось бы, информация о злодеяниях нацистов и мучениях евреев должна вызывать только сочувствие. Но судя по результатам проведенных экспериментов, постоянное напоминание о страданиях евреев... напротив, увеличивает уровень антисемитизма — по крайней мере, на эмоциональном уровне. Включается механизм отторжения чувства вины, и негативные эмоции переносятся на саму жертву."


ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕCollapse )
Tuesday, October 13th, 2009
7:20 pm
[rabinvip]
Вопрос
Будьте добры, вы не подскажете что это за личность:


нужно ОЧЕНЬ.
Спасибо большое.
О нем известно следующее:
был отмечен наградами: орден владимира 4 степени,анны и станислава 2 степени,медалью за особые труды,орден почетного легиона,персидский орден льва и солнца и знаком красного креста.


Спасибо за помощь.
Monday, August 4th, 2008
1:36 am
[velikovsky]
Friday, July 18th, 2008
1:36 pm
[velikovsky]
Долг. Ретроспектива Израильского кино.
 

Режиссер Ассаф Бернштейн снимает фильм о наемных убицах Моссада. В сюжете есть два направления – агент Моссада Рахэль, пожилая женщина, приехавшая из Израиля в Киев, чтобы в элитном закрытом доме престарелых выполнить полученное задание. Такое же задание – найти и убить бывшего офицера СС по кличке «Доктор» получает группа молодых разведчиков всего три человека молодожены и их начальник, вся семья которого погибла в Биркенау. Чтобы выполнить задание девушка  выдает себя за пациентку и знакомится с «доктором» Молодым людям придется провести вместе, не выходя из квартиры несколько недель, охраняя «доктора» За это время им суждено не только подружиться, но и понять, что такое «группа сплоченность и ответственность друг за друга в общем деле.

Я думаю, уважаемый режиссер Ассаф Бернштейн согласится со мной, если я проведу параллель с фильмом режиссера Эйтана Фокса «Прогулки по воде». Фильмы абсолютно разные, кроме общей сюжетной линии – найти и  убить нацистских преступников и диалог из фильма «Прогулки по воде» между двумя агентами Моссада, начальника и подчиненного: ты думаешь, его стоит убить? Такого старого, немощного и  больного? Бог возьмет его раньше, чем мы доберемся до него. И ответ директора отдела Моссада, потерявшего во время Холокоста: «Нет, мы доберемся до него раньше, чем доберется до него Бог!»

 
1:32 pm
[velikovsky]
Хроника Белостокского Гетто
 

20 ноября исполняется 80 лет со дня рождения Хайки Гроссман

Хайка Гроссман — один из руководителей подполья белостокского гетто в годы оккупации города нацистами, активная участница восстания в нем. С 1948 года — в Израиле, член кибуца Эврон. Депутат кнессета в течение многих лет.

Белосток был оккупирован немцами дважды. Первый раз — в начале войны между Польшей и Германией, в сентябре 1939 года. Длилась оккупация всего неделю, до отделения города от Польши и включения его в соответствии с пактом Молотова—Риббентропа в состав СССР (это было осуществлено 22 сентября). Второй раз немцы явились в Белосток 27 июня 1941 года, уже после нападения Германии на Советский Союз. На этот раз оккупация продолжалась до 27 июля 1944 года, когда город был освобожден Советской Армией.

К моменту начала оккупации численность еврейского населения в Белостокской области составляла 350000 человек, из них в самом Белостоке — около 50000.

Сразу же после захвата города немцы стали проводить в отношении евреев политику террора и массовых убийств. Второй день пребывания оккупантов в городе, 28 июня 1941 года, это была суббота, ознаменовался погромом, в котором было убито около 2000 евреев, многие из них сгорели заживо в подожженной немцами старой синагоге. В четверг, 3 июля, и в следующую субботу, 12 июля, в городе проводились облавы,  схваченных тогда евреев позднее расстреляли в Петраше, на окраине Белостока. Их было более 5000 человек. Жен, чьи мужья погибли  в те субботние дни, называли и "вдовами субботы".

26 июля 1941 года по приказу немцев в городе был создан юденрат, председателем  которого стал раввин Розенман, но фактически руководство юденратом взял на себя заместитель председателя  инженер Эфраим Бараш.

1 августа 1941 года всех евреев города согнали  в гетто, вскоре преобразованное в огромную трудовую колонию. Энергичный Эфраим Бараш был приверженцем политики "спасения гетто через труд".

Бараш сумел переоборудовать жилые дома в цеха, раздобыть инструменты и станки, наладить работу более 20 фабрик. Он считал, что производство продукции для немцев — это единственный способ отдалить, а то и предотвратить гибель общины, и значительная часть обитателей гетто была такого же мнения.

Голодные, обессиленные от изнурительного труда люди не решались отказаться от иллюзий, хотя каждый день практически в каждом доме кто-то уходил из жизни. Очевидность грядущей гибели смешивалась со столь свойственной людям надеждой на спасение. Еще живые, они продолжали мечтать о мирной жизни, родном теплом доме, хлебе. Между тем нацисты готовили уничтожение гетто.

Х.Гроссман (справа) в партизанском отряде.

В 1942 году в Белосток из залитого кровью Вильнюса для создания еврейского подполья и боеспособной организации прибыли 28 молодых активистов сионистско-социалистических движений "Дрор" и "а-Шомер а-Цаир".

Руководителем группы стал 25-летний еврей из Варшавы Мордехай Тененбаум-Тамаров. Мордехай приехал в Вильнюс в начале войны и стал там одним из лидеров движений "Дрор" и "а-Халуц".

Горстка активистов, среди которых была и Хайка Гроссман, сумела создать в городе большую и сильную организацию "Тель-Хай".

О первых шагах подпольщиков в Белостоке рассказывает Хайка: «Во время своего короткого пребывания в городе члены виленской группы успели создать только самый центр движения в гетто... Мы получили адрес, место для постоянных встреч... Сюда приходили, чтобы получить заряд бодрости, получить совет по делам организации, рассказать или услышать о происходящем на фронте, передать информацию об учреждениях гетто, о полиции, о ее пособниках — предателях. Самое же главное — сюда приходили, попав в беду. Это был "родительский дом", где заботились о "детях". В формах той или иной социальной помощи тут сплетались все моральные ценности движения».

В январе 1942 года состоялась первая беседа Хайки Гроссман с заместителем председателя юденрата. Хайка просила Бараша оказать помощь подполью: легализовать положение подпольщиков, внести их фамилии в списки кандидатов на жительство и работу в гетто, разрешить определенным лидерам движения, если это будет необходимо, нарушать комендантский час. Все эти просьбы Бараш выполнил. До 1934 года почетный председатель "а-Халуц", член сионистского движения в Волковыске, он идейно был близок к молодежи.

О Хайке и ее товарищах написано в "Черной книге", вышедшей под редакцией В. Гроссмана и И. Эренбурга: «В то же время в Белосток был командирован Э. Боркас. В белостокское гетто прибыла из Варшавы Х. Гроссман, и вдвоем они приняли участие в создании подпольной "Группы борьбы с немецкой оккупацией". Позднее им удалось связаться с оперировавшим в лесах партизанским отрядом. Гроссман и Боркас принимали активное участие в восстании белостокского гетто. Боркас пал в сражении.

Х. Гроссман — одна из очень немногих — уцелела».

Хайка Гроссман участвовала в организации поставок оружия для гетто. Главным источником оружия была контрабанда. Вместе с Бронкой Винницкой-Клибанской Хайка буквально ходила по краю пропасти. Оружие покупали у крестьян в окрестных деревнях, а иногда даже у немцев. Переодетые крестьянками или работницами девушки переправляли купленное оружие в буханках хлеба, корзинах с едой, трубах от печек-буржуек. Через двор ткацкой фабрики, примыкавшей к "арийской" части города, или через ворота на ул. Шейнкевича они проносили оружие в гетто, подвергаясь смертельной опасности. Иногда удавалось осуществить невозможное: связные гетто среди белого дня в районе, нашпигованном охраной, грабили немцев. Об этой поре "праведного грабежа" пишет Хайка Гроссман: "Вот появилось первое оружие в гетто. И пришло оно от немцев. Говорили, что среди них есть продавцы оружия. Но нашим товарищам в то время не посчастливилось встретить ни немцев-коммунистов, ни немцев, готовых продать оружие. Наши молодые товарищи Сендер и Исраэль просто выкрали оружие по частям. Так, как их научил Франк". Переправить оружие в гетто также удалось необычным способом: "На улице Ченстоховской есть забор, а за ним двор, половина которого относилась к гетто... Если поставить у забора наблюдателей, то в тот момент, когда часовой отвернется, можно перебросить через забор сверток. Ожидающий тебя там товарищ хватает сверток и убегает, а ты идешь в другую сторону, будто ничего общего с ним не имеешь".

 Таких девушек-связных, как Хайка Гроссман, ежедневно рисковавших жизнью, сравнивали с людьми, несущими нитроглицерин.

В июле 1943 года, примерно за месяц до начала восстания, закончился процесс объединения молодежных движений. Коммунисты согласны были объединиться с сионистами только в гетто, на время совместной борьбы. По окончании восстания, в лесах, в партизанских отрядах, они предпочитали действовать раздельно.

Хайка Гроссман пишет: «Общий с ними (коммунистами) фронт складывался постепенно, но недоверие не исчезало. Место Лейбуша Мандельблита занял Иоске Каве, центральная фигура организации, называвшейся нами "Блок А"... Он был старым коммунистом, ему трудно было работать с людьми, мечтавшими об Эрец-Исраэль».

Мнение сионистов выразил Мордехай Тененбаум-Тамаров: "Мне нет дела до леса, главное, чтобы мы сплотились в гетто".

В созданный исполнительный комитет вошли 4 представителя от коммунистов, столько же от "Дрора", 2— от "а-Шомер а-Цаир", по одному от "Бейтара", "Бунда" и "а-Ноар а-Циони". Тененбаум-Тамаров был выбран командиром, его заместителем — коммунист Даниэль Мошкович.

При подготовке к восстанию придерживались строгой конспирации, командиры пользовались кодами и шифрами. Основу боевых групп составляли "пятерки" — пять обученных бойцов во главе с командиром. Территорию гетто разделили на три части: ул. Юровецка с командиром Реувеном Розенбергом из "Дрора"; ул. Копейцка с командиром Зерахом Зискинд-Зильбергом из "а-Шомер а-Цаир"; ул. Белосточанска и Ново-Швят с командиром коммунистом Даниэлем Мошковичем.

Хайка Гроссман рассказывает: "Гетто было таким тихим в последние дни, жизнь текла своим чередом. Кроме того, именно в последнее время пришли новые заказы для заводов, да еще из Кенигсберга и Берлина — отсюда и спокойствие. Как радовались в гетто последним победам советских войск, поражению Муссолини! И вдруг — акция".

15 августа 1943 года в 4 часа утра немцы вывесили на стенах домов гетто объявление о том, что его жители обязаны к 9 часам явиться на ул. Юровецку, откуда все будут эвакуированы в Люблин. В 8 часов подпольщики на улицах пытались убедить людей, что обещанное переселение обернется гибелью всего гетто. Люди отказывались верить этому. Одна из самых горьких фраз Хайки Гроссман: "Общественный смысл нашей борьбы был уничтожен".

Х. Гроссман в кнессете.

К 2 часам дня многие бойцы были убиты в бою с немцами. Боеприпасы заканчивались. 72 бойца, немногие из оставшихся в живых, укрылись в бункере во дворе дома №7 на ул. Хмельна. 19 августа немцы обнаружили бункер, а 20 августа — еще одно, последнее укрытие на ул. Чепла, 13. Все защитники гетто вместе со своими командирами погибли.

Сестра Мордехая Тененбаум-Тамарова Нина Тененбаум-Беккер писала: "Таков был конец 200-летней истории евреев Белостока. Следы еврейской жизни и борьбы были  стерты с лица земли". Ее книга "Мордехай Тененбаум-Тамаров, герой гетто, человек и воин" издана в 1974 году в Иерусалиме.

В 1947 году в Тель-Авиве были опубликованы уцелевшие письма Тененбаум-Тамарова "Листы из пламени". Там же, в Тель-Авиве, в 1965 году Хайка Гроссман выпустила книгу "Люди подполья", посвященную бойцам белостокского гетто, восставшим в полном одиночестве.

"Хайка Гроссман осталась жива, сражалась в белостокском гетто, работала в кибуце в Израиле, стала членом кнессета и одним из самых уважаемых граждан нашей страны", — написал о ней президент Израиля Хаим Герцог в книге "Герои Израиля — исторические портреты".

В 1996 году Х. Гроссман скончалась.

 

1:30 pm
[velikovsky]
Хроника Белостокского Гетто

20 ноября исполняется 80 лет со дня рождения Хайки Гроссман

Хайка Гроссман — один из руководителей подполья белостокского гетто в годы оккупации города нацистами, активная участница восстания в нем. С 1948 года — в Израиле, член кибуца Эврон. Депутат кнессета в течение многих лет.

Белосток был оккупирован немцами дважды. Первый раз — в начале войны между Польшей и Германией, в сентябре 1939 года. Длилась оккупация всего неделю, до отделения города от Польши и включения его в соответствии с пактом Молотова—Риббентропа в состав СССР (это было осуществлено 22 сентября). Второй раз немцы явились в Белосток 27 июня 1941 года, уже после нападения Германии на Советский Союз. На этот раз оккупация продолжалась до 27 июля 1944 года, когда город был освобожден Советской Армией.

К моменту начала оккупации численность еврейского населения в Белостокской области составляла 350000 человек, из них в самом Белостоке — около 50000.

Сразу же после захвата города немцы стали проводить в отношении евреев политику террора и массовых убийств. Второй день пребывания оккупантов в городе, 28 июня 1941 года, это была суббота, ознаменовался погромом, в котором было убито около 2000 евреев, многие из них сгорели заживо в подожженной немцами старой синагоге. В четверг, 3 июля, и в следующую субботу, 12 июля, в городе проводились облавы,  схваченных тогда евреев позднее расстреляли в Петраше, на окраине Белостока. Их было более 5000 человек. Жен, чьи мужья погибли  в те субботние дни, называли и "вдовами субботы".

26 июля 1941 года по приказу немцев в городе был создан юденрат, председателем  которого стал раввин Розенман, но фактически руководство юденратом взял на себя заместитель председателя  инженер Эфраим Бараш.

1 августа 1941 года всех евреев города согнали  в гетто, вскоре преобразованное в огромную трудовую колонию. Энергичный Эфраим Бараш был приверженцем политики "спасения гетто через труд".

Бараш сумел переоборудовать жилые дома в цеха, раздобыть инструменты и станки, наладить работу более 20 фабрик. Он считал, что производство продукции для немцев — это единственный способ отдалить, а то и предотвратить гибель общины, и значительная часть обитателей гетто была такого же мнения.

Голодные, обессиленные от изнурительного труда люди не решались отказаться от иллюзий, хотя каждый день практически в каждом доме кто-то уходил из жизни. Очевидность грядущей гибели смешивалась со столь свойственной людям надеждой на спасение. Еще живые, они продолжали мечтать о мирной жизни, родном теплом доме, хлебе. Между тем нацисты готовили уничтожение гетто.

Х.Гроссман (справа) в партизанском отряде.

В 1942 году в Белосток из залитого кровью Вильнюса для создания еврейского подполья и боеспособной организации прибыли 28 молодых активистов сионистско-социалистических движений "Дрор" и "а-Шомер а-Цаир".

Руководителем группы стал 25-летний еврей из Варшавы Мордехай Тененбаум-Тамаров. Мордехай приехал в Вильнюс в начале войны и стал там одним из лидеров движений "Дрор" и "а-Халуц".

Горстка активистов, среди которых была и Хайка Гроссман, сумела создать в городе большую и сильную организацию "Тель-Хай".

О первых шагах подпольщиков в Белостоке рассказывает Хайка: «Во время своего короткого пребывания в городе члены виленской группы успели создать только самый центр движения в гетто... Мы получили адрес, место для постоянных встреч... Сюда приходили, чтобы получить заряд бодрости, получить совет по делам организации, рассказать или услышать о происходящем на фронте, передать информацию об учреждениях гетто, о полиции, о ее пособниках — предателях. Самое же главное — сюда приходили, попав в беду. Это был "родительский дом", где заботились о "детях". В формах той или иной социальной помощи тут сплетались все моральные ценности движения».

В январе 1942 года состоялась первая беседа Хайки Гроссман с заместителем председателя юденрата. Хайка просила Бараша оказать помощь подполью: легализовать положение подпольщиков, внести их фамилии в списки кандидатов на жительство и работу в гетто, разрешить определенным лидерам движения, если это будет необходимо, нарушать комендантский час. Все эти просьбы Бараш выполнил. До 1934 года почетный председатель "а-Халуц", член сионистского движения в Волковыске, он идейно был близок к молодежи.

О Хайке и ее товарищах написано в "Черной книге", вышедшей под редакцией В. Гроссмана и И. Эренбурга: «В то же время в Белосток был командирован Э. Боркас. В белостокское гетто прибыла из Варшавы Х. Гроссман, и вдвоем они приняли участие в создании подпольной "Группы борьбы с немецкой оккупацией". Позднее им удалось связаться с оперировавшим в лесах партизанским отрядом. Гроссман и Боркас принимали активное участие в восстании белостокского гетто. Боркас пал в сражении.

Х. Гроссман — одна из очень немногих — уцелела».

Хайка Гроссман участвовала в организации поставок оружия для гетто. Главным источником оружия была контрабанда. Вместе с Бронкой Винницкой-Клибанской Хайка буквально ходила по краю пропасти. Оружие покупали у крестьян в окрестных деревнях, а иногда даже у немцев. Переодетые крестьянками или работницами девушки переправляли купленное оружие в буханках хлеба, корзинах с едой, трубах от печек-буржуек. Через двор ткацкой фабрики, примыкавшей к "арийской" части города, или через ворота на ул. Шейнкевича они проносили оружие в гетто, подвергаясь смертельной опасности. Иногда удавалось осуществить невозможное: связные гетто среди белого дня в районе, нашпигованном охраной, грабили немцев. Об этой поре "праведного грабежа" пишет Хайка Гроссман: "Вот появилось первое оружие в гетто. И пришло оно от немцев. Говорили, что среди них есть продавцы оружия. Но нашим товарищам в то время не посчастливилось встретить ни немцев-коммунистов, ни немцев, готовых продать оружие. Наши молодые товарищи Сендер и Исраэль просто выкрали оружие по частям. Так, как их научил Франк". Переправить оружие в гетто также удалось необычным способом: "На улице Ченстоховской есть забор, а за ним двор, половина которого относилась к гетто... Если поставить у забора наблюдателей, то в тот момент, когда часовой отвернется, можно перебросить через забор сверток. Ожидающий тебя там товарищ хватает сверток и убегает, а ты идешь в другую сторону, будто ничего общего с ним не имеешь".

 Таких девушек-связных, как Хайка Гроссман, ежедневно рисковавших жизнью, сравнивали с людьми, несущими нитроглицерин.

В июле 1943 года, примерно за месяц до начала восстания, закончился процесс объединения молодежных движений. Коммунисты согласны были объединиться с сионистами только в гетто, на время совместной борьбы. По окончании восстания, в лесах, в партизанских отрядах, они предпочитали действовать раздельно.

Хайка Гроссман пишет: «Общий с ними (коммунистами) фронт складывался постепенно, но недоверие не исчезало. Место Лейбуша Мандельблита занял Иоске Каве, центральная фигура организации, называвшейся нами "Блок А"... Он был старым коммунистом, ему трудно было работать с людьми, мечтавшими об Эрец-Исраэль».

Мнение сионистов выразил Мордехай Тененбаум-Тамаров: "Мне нет дела до леса, главное, чтобы мы сплотились в гетто".

В созданный исполнительный комитет вошли 4 представителя от коммунистов, столько же от "Дрора", 2— от "а-Шомер а-Цаир", по одному от "Бейтара", "Бунда" и "а-Ноар а-Циони". Тененбаум-Тамаров был выбран командиром, его заместителем — коммунист Даниэль Мошкович.

При подготовке к восстанию придерживались строгой конспирации, командиры пользовались кодами и шифрами. Основу боевых групп составляли "пятерки" — пять обученных бойцов во главе с командиром. Территорию гетто разделили на три части: ул. Юровецка с командиром Реувеном Розенбергом из "Дрора"; ул. Копейцка с командиром Зерахом Зискинд-Зильбергом из "а-Шомер а-Цаир"; ул. Белосточанска и Ново-Швят с командиром коммунистом Даниэлем Мошковичем.

Хайка Гроссман рассказывает: "Гетто было таким тихим в последние дни, жизнь текла своим чередом. Кроме того, именно в последнее время пришли новые заказы для заводов, да еще из Кенигсберга и Берлина — отсюда и спокойствие. Как радовались в гетто последним победам советских войск, поражению Муссолини! И вдруг — акция".

15 августа 1943 года в 4 часа утра немцы вывесили на стенах домов гетто объявление о том, что его жители обязаны к 9 часам явиться на ул. Юровецку, откуда все будут эвакуированы в Люблин. В 8 часов подпольщики на улицах пытались убедить людей, что обещанное переселение обернется гибелью всего гетто. Люди отказывались верить этому. Одна из самых горьких фраз Хайки Гроссман: "Общественный смысл нашей борьбы был уничтожен".

Х. Гроссман в кнессете.

К 2 часам дня многие бойцы были убиты в бою с немцами. Боеприпасы заканчивались. 72 бойца, немногие из оставшихся в живых, укрылись в бункере во дворе дома №7 на ул. Хмельна. 19 августа немцы обнаружили бункер, а 20 августа — еще одно, последнее укрытие на ул. Чепла, 13. Все защитники гетто вместе со своими командирами погибли.

Сестра Мордехая Тененбаум-Тамарова Нина Тененбаум-Беккер писала: "Таков был конец 200-летней истории евреев Белостока. Следы еврейской жизни и борьбы были  стерты с лица земли". Ее книга "Мордехай Тененбаум-Тамаров, герой гетто, человек и воин" издана в 1974 году в Иерусалиме.

В 1947 году в Тель-Авиве были опубликованы уцелевшие письма Тененбаум-Тамарова "Листы из пламени". Там же, в Тель-Авиве, в 1965 году Хайка Гроссман выпустила книгу "Люди подполья", посвященную бойцам белостокского гетто, восставшим в полном одиночестве.

"Хайка Гроссман осталась жива, сражалась в белостокском гетто, работала в кибуце в Израиле, стала членом кнессета и одним из самых уважаемых граждан нашей страны", — написал о ней президент Израиля Хаим Герцог в книге "Герои Израиля — исторические портреты".

В 1996 году Х. Гроссман скончалась.

 

Sunday, June 29th, 2008
6:37 pm
[velikovsky]
Хроника Белостокского гетто
 

20 ноября исполняется 80 лет со дня рождения Хайки Гроссман

Хайка Гроссман — один из руководителей подполья белостокского гетто в годы оккупации города нацистами, активная участница восстания в нем. С 1948 года — в Израиле, член кибуца Эврон. Депутат кнессета в течение многих лет.

Белосток был оккупирован немцами дважды. Первый раз — в начале войны между Польшей и Германией, в сентябре 1939 года. Длилась оккупация всего неделю, до отделения города от Польши и включения его в соответствии с пактом Молотова—Риббентропа в состав СССР (это было осуществлено 22 сентября). Второй раз немцы явились в Белосток 27 июня 1941 года, уже после нападения Германии на Советский Союз. На этот раз оккупация продолжалась до 27 июля 1944 года, когда город был освобожден Советской Армией.

К моменту начала оккупации численность еврейского населения в Белостокской области составляла 350000 человек, из них в самом Белостоке — около 50000.

Сразу же после захвата города немцы стали проводить в отношении евреев политику террора и массовых убийств. Второй день пребывания оккупантов в городе, 28 июня 1941 года, это была суббота, ознаменовался погромом, в котором было убито около 2000 евреев, многие из них сгорели заживо в подожженной немцами старой синагоге. В четверг, 3 июля, и в следующую субботу, 12 июля, в городе проводились облавы,  схваченных тогда евреев позднее расстреляли в Петраше, на окраине Белостока. Их было более 5000 человек. Жен, чьи мужья погибли  в те субботние дни, называли и "вдовами субботы".

26 июля 1941 года по приказу немцев в городе был создан юденрат, председателем  которого стал раввин Розенман, но фактически руководство юденратом взял на себя заместитель председателя  инженер Эфраим Бараш.

1 августа 1941 года всех евреев города согнали  в гетто, вскоре преобразованное в огромную трудовую колонию. Энергичный Эфраим Бараш был приверженцем политики "спасения гетто через труд".

Бараш сумел переоборудовать жилые дома в цеха, раздобыть инструменты и станки, наладить работу более 20 фабрик. Он считал, что производство продукции для немцев — это единственный способ отдалить, а то и предотвратить гибель общины, и значительная часть обитателей гетто была такого же мнения.

Голодные, обессиленные от изнурительного труда люди не решались отказаться от иллюзий, хотя каждый день практически в каждом доме кто-то уходил из жизни. Очевидность грядущей гибели смешивалась со столь свойственной людям надеждой на спасение. Еще живые, они продолжали мечтать о мирной жизни, родном теплом доме, хлебе. Между тем нацисты готовили уничтожение гетто.

Х.Гроссман (справа) в партизанском отряде.

В 1942 году в Белосток из залитого кровью Вильнюса для создания еврейского подполья и боеспособной организации прибыли 28 молодых активистов сионистско-социалистических движений "Дрор" и "а-Шомер а-Цаир".

Руководителем группы стал 25-летний еврей из Варшавы Мордехай Тененбаум-Тамаров. Мордехай приехал в Вильнюс в начале войны и стал там одним из лидеров движений "Дрор" и "а-Халуц".

Горстка активистов, среди которых была и Хайка Гроссман, сумела создать в городе большую и сильную организацию "Тель-Хай".

О первых шагах подпольщиков в Белостоке рассказывает Хайка: «Во время своего короткого пребывания в городе члены виленской группы успели создать только самый центр движения в гетто... Мы получили адрес, место для постоянных встреч... Сюда приходили, чтобы получить заряд бодрости, получить совет по делам организации, рассказать или услышать о происходящем на фронте, передать информацию об учреждениях гетто, о полиции, о ее пособниках — предателях. Самое же главное — сюда приходили, попав в беду. Это был "родительский дом", где заботились о "детях". В формах той или иной социальной помощи тут сплетались все моральные ценности движения».

В январе 1942 года состоялась первая беседа Хайки Гроссман с заместителем председателя юденрата. Хайка просила Бараша оказать помощь подполью: легализовать положение подпольщиков, внести их фамилии в списки кандидатов на жительство и работу в гетто, разрешить определенным лидерам движения, если это будет необходимо, нарушать комендантский час. Все эти просьбы Бараш выполнил. До 1934 года почетный председатель "а-Халуц", член сионистского движения в Волковыске, он идейно был близок к молодежи.

О Хайке и ее товарищах написано в "Черной книге", вышедшей под редакцией В. Гроссмана и И. Эренбурга: «В то же время в Белосток был командирован Э. Боркас. В белостокское гетто прибыла из Варшавы Х. Гроссман, и вдвоем они приняли участие в создании подпольной "Группы борьбы с немецкой оккупацией". Позднее им удалось связаться с оперировавшим в лесах партизанским отрядом. Гроссман и Боркас принимали активное участие в восстании белостокского гетто. Боркас пал в сражении.

Х. Гроссман — одна из очень немногих — уцелела».

Хайка Гроссман участвовала в организации поставок оружия для гетто. Главным источником оружия была контрабанда. Вместе с Бронкой Винницкой-Клибанской Хайка буквально ходила по краю пропасти. Оружие покупали у крестьян в окрестных деревнях, а иногда даже у немцев. Переодетые крестьянками или работницами девушки переправляли купленное оружие в буханках хлеба, корзинах с едой, трубах от печек-буржуек. Через двор ткацкой фабрики, примыкавшей к "арийской" части города, или через ворота на ул. Шейнкевича они проносили оружие в гетто, подвергаясь смертельной опасности. Иногда удавалось осуществить невозможное: связные гетто среди белого дня в районе, нашпигованном охраной, грабили немцев. Об этой поре "праведного грабежа" пишет Хайка Гроссман: "Вот появилось первое оружие в гетто. И пришло оно от немцев. Говорили, что среди них есть продавцы оружия. Но нашим товарищам в то время не посчастливилось встретить ни немцев-коммунистов, ни немцев, готовых продать оружие. Наши молодые товарищи Сендер и Исраэль просто выкрали оружие по частям. Так, как их научил Франк". Переправить оружие в гетто также удалось необычным способом: "На улице Ченстоховской есть забор, а за ним двор, половина которого относилась к гетто... Если поставить у забора наблюдателей, то в тот момент, когда часовой отвернется, можно перебросить через забор сверток. Ожидающий тебя там товарищ хватает сверток и убегает, а ты идешь в другую сторону, будто ничего общего с ним не имеешь".

 Таких девушек-связных, как Хайка Гроссман, ежедневно рисковавших жизнью, сравнивали с людьми, несущими нитроглицерин.

В июле 1943 года, примерно за месяц до начала восстания, закончился процесс объединения молодежных движений. Коммунисты согласны были объединиться с сионистами только в гетто, на время совместной борьбы. По окончании восстания, в лесах, в партизанских отрядах, они предпочитали действовать раздельно.

Хайка Гроссман пишет: «Общий с ними (коммунистами) фронт складывался постепенно, но недоверие не исчезало. Место Лейбуша Мандельблита занял Иоске Каве, центральная фигура организации, называвшейся нами "Блок А"... Он был старым коммунистом, ему трудно было работать с людьми, мечтавшими об Эрец-Исраэль».

Мнение сионистов выразил Мордехай Тененбаум-Тамаров: "Мне нет дела до леса, главное, чтобы мы сплотились в гетто".

В созданный исполнительный комитет вошли 4 представителя от коммунистов, столько же от "Дрора", 2— от "а-Шомер а-Цаир", по одному от "Бейтара", "Бунда" и "а-Ноар а-Циони". Тененбаум-Тамаров был выбран командиром, его заместителем — коммунист Даниэль Мошкович.

При подготовке к восстанию придерживались строгой конспирации, командиры пользовались кодами и шифрами. Основу боевых групп составляли "пятерки" — пять обученных бойцов во главе с командиром. Территорию гетто разделили на три части: ул. Юровецка с командиром Реувеном Розенбергом из "Дрора"; ул. Копейцка с командиром Зерахом Зискинд-Зильбергом из "а-Шомер а-Цаир"; ул. Белосточанска и Ново-Швят с командиром коммунистом Даниэлем Мошковичем.

Хайка Гроссман рассказывает: "Гетто было таким тихим в последние дни, жизнь текла своим чередом. Кроме того, именно в последнее время пришли новые заказы для заводов, да еще из Кенигсберга и Берлина — отсюда и спокойствие. Как радовались в гетто последним победам советских войск, поражению Муссолини! И вдруг — акция".

15 августа 1943 года в 4 часа утра немцы вывесили на стенах домов гетто объявление о том, что его жители обязаны к 9 часам явиться на ул. Юровецку, откуда все будут эвакуированы в Люблин. В 8 часов подпольщики на улицах пытались убедить людей, что обещанное переселение обернется гибелью всего гетто. Люди отказывались верить этому. Одна из самых горьких фраз Хайки Гроссман: "Общественный смысл нашей борьбы был уничтожен".

Х. Гроссман в кнессете.

К 2 часам дня многие бойцы были убиты в бою с немцами. Боеприпасы заканчивались. 72 бойца, немногие из оставшихся в живых, укрылись в бункере во дворе дома №7 на ул. Хмельна. 19 августа немцы обнаружили бункер, а 20 августа — еще одно, последнее укрытие на ул. Чепла, 13. Все защитники гетто вместе со своими командирами погибли.

Сестра Мордехая Тененбаум-Тамарова Нина Тененбаум-Беккер писала: "Таков был конец 200-летней истории евреев Белостока. Следы еврейской жизни и борьбы были  стерты с лица земли". Ее книга "Мордехай Тененбаум-Тамаров, герой гетто, человек и воин" издана в 1974 году в Иерусалиме.

В 1947 году в Тель-Авиве были опубликованы уцелевшие письма Тененбаум-Тамарова "Листы из пламени". Там же, в Тель-Авиве, в 1965 году Хайка Гроссман выпустила книгу "Люди подполья", посвященную бойцам белостокского гетто, восставшим в полном одиночестве.

"Хайка Гроссман осталась жива, сражалась в белостокском гетто, работала в кибуце в Израиле, стала членом кнессета и одним из самых уважаемых граждан нашей страны", — написал о ней президент Израиля Хаим Герцог в книге "Герои Израиля — исторические портреты".

В 1996 году Х. Гроссман скончалась.

 

About LiveJournal.com